Кого «КРЫШУЕТ

>

• 18 января этого года в Астане произошло резонансное ЧП. На территории ночного клуба «Кега шоу-бар» произошла перестрелка. От полученных огнестрельных ранений скончался один сотрудник охраны заведения, а другой был госпитализирован. Спустя пять дней на брифинге официальный представитель МВД РК Нурдильда Ораз сообщил, что полиция задержала 12 человек, причастных к перестрелке. Уголовное дело возбуждено сразу по нескольким статьям: хулиганство, незаконное хранение и ношение оружия, убийство. По некоторой информации, в ходе следствия выяснилась причастность этой группы, в определенных кругах известной как «джамалиевская», и к другим преступлениям.

Об этом сообщает Руспрес

КАЛЬЯН И ВИСКИ…

Уголовное дело, о котором речь пойдет ниже, на первый взгляд, никак не связано с той перестрелкой. Но это – на первый взгляд.

Хотелось бы сразу оговориться: все изложенное в данной статье – из допроса в суде главного фигуранта уголовного дела.

За более чем полтора месяца до ЧП в «Кега шоу-баре», ночью 1 декабря 2012 года, произошел конфликт в другом ночном клубе Астаны – «Эль-Карнак». Правда, без применения огнестрельного оружия. Но тоже закончившийся возбуждением уголовного дела, да не одного.

Сотрудники охранной службы клуба пытались призвать к порядку одного из постоянных посетителей заведения, который, невзирая на требования фейс-контроля и службы охраны, в нарушение правил проник в зал в верхней одежде, а затем, изрядно набравшись виски, полез на сцену и выражался нецензурно, раздавая угрозы сотрудникам охраны. Когда посетитель отказался подчиниться требованиям вести себя прилично, охранники вывели его за территорию клуба и побили, причем очень хорошо.

На место происшествия по звонку одного из стражей порядка клуба прибыл начальник охраны «Эль-Карнака» Нурлан Калтанов. Со слов подчиненных понял, что до этого в клуб приезжали постоянные клиенты клуба – так называемые «джамалиевцы», которые «специализировались» на сети столичных ночных клубов, – с пистолетами и обрезами. Однако в момент, когда начался инцидент с нетрезвым гостем клуба, они скрылись. Из показаний уже подсудимого Калтанова в суде по уголовным делам Алматинского района Астаны следует: этого посетителя ночного клуба знают все – Кажмукан Рахманбердиев, который более известен как «Мукиш» и которого часто видели в компании «джамалиевцев». По словам Калтанова, он является членом ОПГ «Джамалиев». И в ту злополучную ночь он снова приехал в «Эль-Карнак» вместе с «джамалиевцами».

«До моего приезда его (Рахманбердиева – Ред.) охранники избили. Он был нетрезв, матерился. В целях безопасности мы сели в мою машину и отъехали от клуба. У него изо рта шла кровь, забрызгивал меня кровью, плевал ею на панель машины. Угрожал, пугал», – рассказывает Калтанов. И честно признался в суде, что вместе с другими охранниками вывез Рахманбердиева в сторону 13-й магистрали, и так как «разговор не получился», избил его. Затем погрузили его в багажник машины, выгрузили у какого-то кафе, подчиненным он велел вызвать «скорую помощь».

Как говорит Нурлан Калтанов, работавший начальником охраны и в другом ночном клубе «Вайт холл», подобные инциденты не редкость. Как-то в «Вайт холл» нагрянули незваные гости в масках, с автоматами, положили всех охранников на пол, надели наручники и увезли в неизвестном направлении. То же самое «маски-шоу» потом случилось в «Эль-Карнаке».

«Джамалиевцы», говорит Калтанов, требовали от службы охраны клуба беспрепятственного для себя прохождения в заведение, причем бесплатно, тогда как плата за вход составляет от 1000 до 2000 тенге, бывало, не расплачивались по счетам, которые потом хозяин заведения выставлял охранникам и удерживал деньги с их заработной платы. Расплачивались охранники и за виски и кальян, которыми любил баловать себя Рахманбердиев. Словом, за беспредел «джамалиевцев» отвечали сотрудники охраны ночных клубов. А что полиция? «Что толку? Сотрудники ППС подъезжают, потрендели-потрендели, развернулись и уехали. По концовке получается, что мы сами обостряли отношения, вызывая сотрудников полиции», – говорит Калтанов.

«МУКИШ» – ПЛЕМЯННИК ВИЦЕ-МИНИСТРА?

По его словам, угроза применения оружия «джамалиевцами» присутствовала всегда. О наличии у них оружия знали все. «Я боялся, что когда-то это оружие выстрелит. Оно выстрелило через полтора месяца в другом клубе – «Кега шоу-бар» – это тоже из его показаний в суде.

Однако только ли явная принадлежность к «джамалиевской» ОПГ питала поведение потерпевшего Рахманбердиева? Отвечая на вопросы своего адвоката Амангельды Ташмуканова, Калтанов озвучил сенсационную новость: не раз в конфликтах со службой охраны «Эль-Карнака» Рахманбердиев угрожал им авторитетом вице-министра внутренних дел Марата Демеуова, племянником которому он якобы доводится. Им же он угрожал и Калтанову, когда тот вывез его за территорию ночного клуба: мол, я всем вам устрою.

И устроил. На скамье подсудимых оказались четверо сотрудников службы охраны ночного клуба, трое из которых в июне были осуждены условно с испытательным сроком 2 года, уголовное дело в отношении четвертого было прекращено за примирением сторон.

Уголовное дело в отношении Калтанова было возбуждено на основании рапорта оперуполномоченного ОР УВД Алматинского района г. Астаны Н. Медетова сразу по нескольким статьям. Как пояснил адвокат Калтанова, инициативу в факте возбуждения проявил не столько сам пострадавший Рахманбердиев, который после его избиения с травмами попал в больницу, сколько его родственники. По его же информации, в материалах дела имеется заявление, подписанное Рахманбердиевым о том, что никаких претензий к Калтанову он не имеет, а со слов родственников подсудимого, на предварительном следствии пострадавший якобы говорил, что, поскольку он был нетрезв, то не помнит, избивал ли его Калтанов.

Странно, но на судебном процессе Рахманбердиев не появляется – он написал заявление, чтобы дело рассматривали без его участия. Представители СМИ, заинтересовавшиеся «делом племянника вице-министра ВД», не увидели в зале суда никого из представителей потерпевшей стороны: ни адвоката, ни защитника, ни родственников.

В ШИЗО – КАК ТЕРРОРИСТА!

Однако явно нездоровый интерес к судьбе тогда еще подследственного Калтанова проявило руководство ЕЦ-166/1 СИ-12 г. Астаны, куда его поместили 21 мая, сразу же после задержания. Дело в том, что в нарушение прав Калтанова, без объяснения причин в течение четырех месяцев его содержали в одиночной камере штрафного изолятора, хотя правил он не нарушал – в тесном и сыром помещении, в нечеловеческих условиях. Жалоба адвоката о проведении проверки по факту незаконного содержания Калтанова в одиночной камере ШИЗО и привлечении к ответственности виновных в том должностных лиц осталась без ответа. Четыре жалобы самого Калтанова, в том числе в МВД РК, Астанинский филиал Казахстанского международного бюро по правам человека, которые руководство учреждения ЕЦ-166/1 должно было отправить адресатам, оно скрыло. Жалобы так и не попали к тем, к кому взывал Калтанов о нарушении своих конституционных прав.

16 сентября в знак протеста против беспредела он объявил сухую голодовку и зашил себе рот. В случае своей смерти просил признать виновными руководителей администрации учреждения. Тут уж начальство ЕЦ, видать, не на шутку всполошилось. Перевело его в камеру общего содержания. Акцию протеста Калтанов прекратил, швы с его рта сняли, оказали первичную медицинскую помощь.

Факт с содержанием подсудимого в ШИЗО, кажется, возмутил даже председательствующего судью К. Менликула. Выслушав Калтанова и его адвоката, он пообещал разобраться в произошедшем.

МОЖЕТ, И УПРЕДИЛ «РАЗБОРКИ»?

…Судебный процесс по делу Калтанова только начался. Проходит он в открытом режиме. Участникам процесса еще предстоит выслушать свидетелей. Может, их показания прольют свет на вполне естественный вопрос: почему все-таки Калтанов избил Рахманбердиева, несмотря на то, что слышал о том, что он является племянником высокопоставленного полицейского чина? Может, и впрямь таким образом он упредил событие, затем случившееся в «Кега шоу-баре»? Событие, унесшее жизнь человека, находящегося при исполнении служебных обязанностей.

В этом, казалось бы, заурядном уголовном деле, приобретшем скандальность благодаря тому, что прозвучала фамилия вице-министра внутренних дел Казахстана, пока вопросов больше, чем ответов. Во всяком случае, мы будем следить за ходом событий.

Жумабике ЖУНУСОВА,
«D»